Библиограф - русские авторы. Выпуск 024



Лучший мониторинг Minecraft серверов 9d396c8f

От издателей к читателям


Издательство "Пупкин и микроба" приветствует всех сюда пришедших.
Предлагаем вашему вниманию Выпуск 024 из серии "Библиограф - русские авторы."

Уважаемые мамзельки, мадамки и ихние мужики - вы пришли на офигительно полезный сайт про книжки. Книжки русских, советских и антисоветских поэтов, драматургов, писателей и всех кто таковым себя почему-то считал (пусть и с ошибками).
Здесь публикуются фрагменты ихних творений. Вам стразу станет ясно - нужно тратить на это деньги.

Глава 47. Валетов Я. - Вартанов С.

В этой главе опубликовано


Валентинов Андрей - Печать На Сердце Твоем
Мертвые молчали, раненых унесли, а у живых не оставалось сил для разговоров. Где-то вдали слышались крики, ржание обезумевших лошадей, но здесь, над Четырьмя Полями, над истоптанным в черную грязь снегом, повисло молчание.

К ночи ветер разорвал серую пелену туч, и над живыми и мертвыми робко проступили неяркие звезды. Вместе с тишиной вернулся холод, и живые впервые за весь бесконечный день и столь же бесконечный вечер ощутили ледяное дыхание ночи — Ночи Солнцеворота. Зима поворачивала на мороз, и те, кто еще оставался жив, застегивали полушубки и заворачивались в пропитанные потом плащи.
Их было двадцать два — живых и нераненых, оставшихся там же, где они стояли весь день. Рядом лежали их друзья — мертвые, уже начавшие коченеть, но уцелевшие не смотрели на них. Еще придет час вспомнить, оплакать, выпить горького вина на тризне — но сейчас живые радовались жизни, и это чувство было сильнее всего — и скорби, и даже гордости от одержанной победы — первой для тех, кто уцелел, и последней — для всех остальных.
Конское ржание послышалось ближе, темноту рассек неровный свет факелов, и те, что стояли среди черной грязи, начали поспешно равнять строй. Простучали копыта, из темноты, словно из холодного зимнего моря, вынырнули черные силуэты.

Короткая команда, и десяток всадников уже спешивался, направляясь к отряду. Порыв ветра развернул тяжелое полотнище, и неяркий свет факелов вызолотил огромного орла, распластавшего крылья по алому оксамиту тяжелого Стяга.
— Кей! — прошелестело в темноте. В первый миг те, кто был жив, растерялись, но вот прозвучало негромкое:
«Шикуйсь! Стронко!» — и строй застыл, словно на смотре: ноги на ширине плеч, щит — в левой руке, в правой — древко копья. Копья, впрочем, оставались далеко не у всех, как и щиты, и даже шлемы.

Факелоносцы приблизились, пламя осветило молодые лица, белокурые, слипшиеся от пота и крови, пряди волос — и раскрытые волчьи пасти на медных бляхах, пришитых на левом плече коротких серых плащей.
Тот, кто ехал под Стягом, медленно слез с коня и, чуть сутулясь, шагнул вперед. Кею не исполнилось и двадцати, но издали ему можно было дать все сорок. Он шагал неспешно, грузно, словно на его широких плечах уже много часов лежала неподъемная тяжесть.

Впрочем, так и было — этим утром Кей Велегост, младший сын Светлого Кея Вой-чемира, начал свою первую битву, которая тянулась до самой ночи — долгой Ночи Солнцеворота.
Все так же неторопливо Кей снял шлем, провел рукой по коротко стриженным темным волосам и негромко бросил: «Старшего!» Он не стал звать сотника, поскольку знал — того уже нет в живых, как нет в живых полусотников, десятников — и еще очень многих, что лежали тут же, в черной грязи, но уже не могли стать в строй и ответить. Сто пятнадцать человек — усиленная сотня — с полудня сдерживали удар Меховых Личин, направленный в самый центр Кеева войска. Сотня выстояла, и теперь двадцать два уцелевших выравнивали строй.
Белокурые парни нерешительно переглянулись, но вот вперед шагнул один — тот, кто скомандовал «Шикуйсь, !». Рука дернулась в приветственном жесте, каблуки коротких сапог ударили в грязь.
— Старший учебного десятка Згур, Вейско Края, третья сотня. Чолом, Кей!
— Чолом, сотник.

Валентинов Андрей - Ола
Валентинов Андрей - Омега
Валентинов Андрей - Ория 1 (Нарушители Равновесия)
Валентинов Андрей - Ория 2 (Если Смерть Проснется)
Валентинов Андрей - Ория 3 (Печать На Сердце Твоем)
Валентинов Андрей - Орфей И Ника (Око Силы 2-3)
Валентинов Андрей - Орфей И Ника
Валентинов Андрей - Печать На Сердце Твоем (Ория - 3)
Валентинов Андрей - Печать На Сердце Твоем
Валентинов Андрей - Преступившие
Продолжение главы 47

Глава 48. Варшавер А. - Васильев Б.

В этой главе опубликовано


Василенко Владимир - Пройдоха
Профессиональная деятельность Дарка Хантера редко укладывалась в рамки законов Звездной Конфедерации: он предпочитал не умножать и складывать, а отнимать и делить. В непрекращающемся противоборстве с космическими правоохранительными органами великому пройдохе всегда удавалось выйти сухим из воды.

Но Хантер не мог даже предположить, в какую смертельно опасную игру ввязывается, прихватив с собой плохо лежавшую чужую информкарту. Теперь на кону оказалась его собственная жизнь, а в прикупе – только мизер… Однако в рукаве у настоящего пройдохи всегда найдется пара козырных тузов.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
1
Вывеска над рестораном вяло мигает, переливаясь разноцветными полосами. Поочередно вспыхивают отдельные буквы названия: «К-О-М-Е-Т-А». Затем слово загорается полностью, а вместе с ним – кособокая звезда с длинным искрящимся хвостом.

Зрелище и само по себе не блещет оригинальностью, а уж если пялиться на него целый час, сидя в припаркованном гравилёте, – вовсе свихнуться можно от скуки. Особенно если учесть, что вы проводите это время, дуя прескверное туземное пиво и поедая не первой свежести синтебургер… Ага, понимаете теперь, почему у меня такое паршивое настроение?
М-да-а…. Сидишь вот так в промозглый вечерок, слушаешь доносящиеся извне звуки городской суеты, и в голову начинают лезть разные мысли, одна другой противнее. «Дарк, – говоришь сам себе, – а ведь тебе скоро сорок. Половина жизни прожита, и что? Все эти годы – псу под хвост!

Ты только посмотри на себя! Ну что за развалина? Худющий, небритый… А прикид?

В былые времена ты так одевался только перед визитом к налоговому жандарму. Да уж… Сидишь ты тут, выполняешь неприглядную работенку (если это вообще можно назвать работой), и мало кто узнает в тебе сейчас того лихого Дарка Хантера, каким ты был еще пару лет назад».
От таких мыслишек и слезу пустить недолго.
Я дожевал бургер и с громадным усилием воли влил в себя остатки того, что здесь называют пивом. Пустую бутылку бросил в стоявший неподалеку мусороприемник. Промазал.

Вздохнув, снова обратил взор на зал ресторана, который прекрасно просматривался сквозь прозрачную витрину.
Бронкс разошелся не на шутку – на его столике громоздилась целая гора пустой посуды. Правда, рядом уже торчал киб-официант – приземистый, похожий на бочку с колесиками.

Лицевая панель киба переливалась огоньками всех цветов радуги – не иначе как в такт столь же цветистым речам. Еще немного – и вот он выплюнул на стол розоватый листок со счетом, а мой «подопечный», вытирая пот с раскрасневшегося лица, достал кошелек. Ну, наконец-то.

Этот боров, похоже, оприходовал половину запасов ресторана.
Поднявшись из-за стола, толстяк снова полез в карман, на этот раз выудив из него трубку коммуникатора. Разговор получился недолгим, причем Бронкс в основном слушал, кивая время от времени. И вот наконец он покинул ресторан и отправился к парковочной площадке.

На лице его, круглом и плоском, как блин, – гремучая смесь страха и беспокойства. Хм… Чего это он так разнервничался?
Я взлетел с парковочной площадки, не дожидаясь Бронкса: ведь мне было прекрасно известно, куда он направляется. По пути я держался чуть позади и ярусом выше его – в том самом «слепом пятне», которое хуже всего отображается на обзорных экранах.

Впрочем, это просто привычка, не более того. Вряд ли толстяк вообще подозревает, что за ним следят.
Бронкс посадил гравилёт на крышу большого жилого здания с круглыми, как иллюминаторы, окнами. Довольно долго не выходил,

Вартанов Степан - Охота На Дракона
Вартанов Степан - Подходящее Оружие
Вартанов Степан - Проводник
Вартанов Степан - Путь В Тысячу Ли
Вартанов Степан - Сказка
Вартанов Степан - Сон
Вартанов Степан - Тысяча Ударов Меча (Мир Кристалла)
Вартанов Степан - Тысяча Ударов Меча
Вартанов Степан - Эй Ай
Вартанов Степан - Эй-Ай
Продолжение главы 48